Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Иерусалим в культуре и искусстве

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Основная статья: Иерусалим
И. Зарицкий. Небесный Иерусалим, 1924 г.
Часовая башня и Информационное бюро для туристов, построенные британскими властями на улице Яфо (близ здания иерусалимского муниципалитета) в начале 1930-х гг. Коллекция П. Хейна. Иерусалим.

Содержание

Иерусалим в еврейской литературе

Проза

Приверженцы Ѓаскалы, боровшиеся за принятие евреями европейской культуры, в своих произведениях, тем не менее, нередко реконструировали историческое прошлое нации. Благодаря исторической перспективе, в которой они видели Иерусалим, созданные ими картины жизни города воспринимаются как непосредственная реальность. Так, сказочная панорама древнего Иерусалима предстает в историческом романе А. Мапу «Ахават Цион» («Любовь в Сионе», 1853).

Наряду с попыткой реалистически воссоздать облик исторического Иерусалима в Ѓаскале сохраняется также традиция аллегорической и символической трактовки образа города. Так, например, в «Эмет ве-эмуна», («Истина и вера», 1867) А. Д. Лебенсона Иерусалим выступает как воплощение мудрости. Мотив любви к Сиону наиболее ярко представлен в творчестве И. Л. Гордона, который в «Аль hар Цион ше-шамам» («На опустошенной горе Сион», 1862) за 20 лет до возникновения движения Ховевей Цион призывал народ к возрождению древней родины.

Литература 20 в. на иврите, связанная с идеологией сионизма, воссоздает образ современного Иерусалима — города, в котором протекает жизнь нашего современника, города, вызывающего у писателей непосредственное эмоциональное отношение. На фоне иерусалимского быта развиваются события в романах И. Х. Бреннера «Ми-кан у-ми-кан» («Со всех сторон», 1911), «Шхол ве-хишалон» («Бездолье и провал», 1920), описывается жизнь сефардских евреев в романах и рассказах И. Бурлы («Ишто hа-снуа» — «Нелюбимая жена», 1928; «Бат Цион» — «Дщерь Сиона», 1931; «Алилот Акавья» — «Похождения Акавьи», 1939), йеменских евреев — в произведениях Х. Хазаза.

Иерусалим в исторической ретроспективе, с позиции еврея 20 в., живущего в стране своего народа, показали А. А. Кабак в романе «Ба-мишол hа-цар» («По узкой тропе», 1937), М. Шамир в «Мелех басар ва-дам» («Царь тот же человек», 1954). Иерусалим в период между двумя мировыми войнами колоритно обрисован в рассказах и повестях Д. Шахара и в романе И. Бар-Иосефа «Бе-симтаот Иерушалаим» («В переулках Иерусалима», 1941).

Центральное место отводится Иерусалиму в ряде произведений Ш. И. Агнона, особенно в романах «Тмол шилшом» («Совсем недавно», 1945) и «Шира» (1971) и в сборнике рассказов «Лифним мин hа-хома» («За городской стеной», 1975). Импрессионистические зарисовки Иерусалима отличают творчество А. Б. Иехошуа («Шлоша ямим ве-йелед» — «Три дня и ребенок», 1970) и А. Оза («Михаэль шелли» — «Мой Михаэль», 1968, и др.). В романе «Ноцот» («Перья», 1980) Х. Беер описывает свое детство на фоне иерусалимской жизни 50-х гг. Лирическим отношением к городу проникнуты посвященные Иерусалиму стихи Я. Фихмана и Зелды. В стихах И. Амихая Иерусалим выступает в различных временных ситуациях и окружен мистическими ассоциациями.

Поэзия

В поэтических произведениях У. Ц. Гринберга чувство отчаяния, бесконечного ужаса и незаменимой утраты, навеянное Катастрофой, сменяется верой в могущество Бога, когда поэт обращается к Иерусалиму. Поэт верит, что из пепла разрушения восстанет избавление, и сонмы мучеников соберутся в Иерусалиме. В «Ми-сифрей Тур Малка» («Из книг Тур Малка») предстает видение Шхины, вернувшейся в Иерусалим, и нисхождение на землю Вышнего Иерусалима.

Много стихотворений посвятили Иерусалиму поэты, пишущие на идиш (Х. Лейвик, Кадя Молодовская, А. Суцкевер и др.). Стихотворения об Иерусалиме писали русско-еврейские поэты: С. Фруг, В. Жаботинский, Л. Яффе, Д. Кнут, прозаик Э. Люксембург (повесть «Третий храм», Т.-А., 1975) и др. Среди произведений писателей-евреев, пишущих не на еврейских языках, можно также упомянуть стихотворение «Иерусалим» (1918) С. Маршака, «Песни за Ерусалим» (1924) болгарского поэта Шаула Мезана (1893–1955), «Страна евреев» (1937) немецкой поэтессы Эльзы Ласкер-Шюлер и роман Э. Визеля «Нищий в Иерусалиме» (1968), где кульминационным пунктом является возвращение еврейского народа к Западной стене.

После массовой алии из бывшего СССР, начавшейся в 1970-х годах, появилось множество произведений на тему Иерусалима русскоязычных евреев. Наиболее известна песня об Иерусалиме на слова поэта Анри Волохонского (музыка В. Вавилова).[1]

Иерусалим в изобразительном искусстве

Тетрадрахма Бар-Кохбы
Восстановление иерусалимского Храма. Бургундская миниатюра 15 века.
Улица в Старом городе. С гравюры Э. Финдена. 1835.

Наиболее древним из дошедших до нас изображений, связанных с Иерусалимом, является серебряная тетрадрахма второго года восстания Бар-Кохбы (133 г. н. э.). На монете схематически изображены фасад-Храма, Ковчег Завета, лулав и этрог. Схематичный четырехколонный фасад, которым представлен на монете Храм, является стереотипным для языческого эллинистическо-римского искусства способом изображения святилища, однако вместо статуи божества между двумя средними колоннами помещен Ковчег завета. Надпись «Иерусалим» показывает, что Храм выступает здесь как символ Иерусалима. Упоминаемое несколько раз в Мишне под названием «золотой город» женское украшение[2], очевидно, идентично «золотому Иерусалиму», который рабби Акива обещал подарить жене[3], и представляло собой, согласно Гемаре и позднейшим комментаторам (Маймонид, Овадия Бертиноро), диадему с изображением Иерусалима.

Храм и священная храмовая утварь долгое время служили наиболее принятыми символами Иерусалима. Именно так представлен Иерусалим на росписях синагоги в Дура-Европос (3 в. н. э.), на мозаичном полу синагоги в Бет-Альфа (6 в. н. э.), в иллюминированной рукописи так называемой Первой ленинградской Библии (10 в.) и других мозаиках, фресках и миниатюрах еврейских и христианских мастеров средневековья.

Позднее в качестве символов Иерусалима начинают использоваться изображения Церкви гроба Господня, Западной стены и мечети Омара. Мечеть Омара, будучи самым броским зданием средневекового Иерусалима, построенным к тому же на месте разрушенного Храма, часто изображалась в качестве символа Иерусалима еврейскими художниками при иллюминировании рукописей и служила им в 16–17 вв. излюбленной эмблемой города. Но в 18–20 вв. её вытеснило изображение Западной стены как символа Иерусалима в еврейском искусстве.

Мадабская карта Святой земли (VI в.)

Первые картографические изображения Иерусалима восходят к 3 в. н. э. (так называемая Пёйтингерова таблица). На мозаичной так называемой Медевской карте (560–565)) в изображении плана Иерусалима обозначены городская стена с шестью воротами и 21 башней, главные улицы города, 36 различных достопримечательностей, в том числе Западная стена (самое древнее ее изображение).

Многочисленные рисунки, гравюры и карты, с большей или меньшей степенью отвлеченной идеализации изображающие реальный город, начали появляться в европейском искусстве с 15 в. в результате увеличения потока паломников из Европы в Иерусалим. Из более поздних изобразительных карт наиболее известны карта Эрхарда Рейвиха (1483), гравюра на дереве Я. Клаузера, включенная в «Универсальную космографию» (Базель, 1544) С. Мюнстера, гравюра на меди по рисунку Корнелиуса де Бруина (1682).

Борис Карафелов, "Вид Иерусалима".
А.Лившиц. Старый Иерусалим

В европейской живописи средневековья, Возрождения и последующих периодов воображаемый городской ландшафт Иерусалима часто служит фоном в картинах на библейские сюжеты. Наряду с чисто условными или заимствованными из городского ландшафта европейского города элементами у ряда мастеров (например, Я. ван Эйка, Пьеро делла Франческа, Перуджино, И. Босха и других) обнаруживаются детали, явно заимствованные из набросков города, сделанных паломниками.

Иерусалим остается излюбленной темой живописи и сегодня; многим израильским и иностранным художникам удалось реалистически или в символической форме выразить своеобразную красоту и особый колорит Святого города. Почти все свое творчество посвятила его лирическому изображению Анна Тихо, интимные уголки города представлял в беглых зарисовках И. Зарицкий, напряженную по цвету панораму Иерусалима создал М. Ардон, людей и пейзажи города гравировал Я. Штейнхардт.

Иерусалим в музыке

Наряду с гимнами, псалмами и молитвами на библейские стихи о Иерусалиме, вошедшими в литургию и имеющими различные мелодии в ашкеназских, сефардских и других общинах, в еврейском музыкальном фольклоре существует бесчисленное количество песен о Иерусалиме — на иврите, арамейском, еврейско-испанском, идише, арабском, русском и других языках.

Большинство песен о Иерусалиме, возникших в галуте, проникнуто тоской по городу. Из песен о Иерусалиме, сложенных в 20 в., наиболее известны песни И. Энгеля на стихи А. Хамеири «Хой, хой, хой, наалаим» («О-хо-хо, башмаки», 1926), М. Рапопорта на стихи того же автора «Me-аль писгат Хар hа-Цофим», («С вершины горы Скопус», 1930), элегия Ш. Фершко на слова Х. Гури «Баб эль-Вад» (1949), посвященная бойцам, павшим при прорыве осады Иерусалима, «Иерушалаим шель захав» («Золотой Иерусалим»), написанная Наоми Шемер накануне Шестидневной войны и дополненная новым куплетом после воссоединения города.

После Шестидневной войны отмечается усиление интереса к теме Иерусалима среди композиторов Израиля. Реха Фрайер организует «Иерусалимский тестимониум», предложивший как израильским, так и иностранным композиторам создать произведения на темы из истории города. Из наиболее значительных музыкальных произведений последних десятилетий следует упомянуть кантату Х. Александера (родился в 1915 г.) «Тир и Иерусалим», балетную сюиту Б.-Ц. Оргада и симфонию М. Сетера «Иерусалим».

Среди протестантских хоралов, непосредственно посвященных Иерусалиму, наиболее известен «Иерусалим, горний град» (1663) М. Франка. В 19 в. многие композиторы посвятили Иерусалиму оратории, хоралы, кантаты и симфонические произведения. Излюбленной темой было разрушение города Навуходоносором и Титом. В конце 19 в. под влиянием огромного успеха гимна А. Эвинга «Золотой Иерусалим» (1861), написанного в стиле протестантских хоралов, и общего увлечения средневековой музыкой, — ряд английских и американских композиторов обращается к теме «Горнего (Вышнего) Иерусалима». Наиболее значительным из произведений этого типа является апокалипсическая оратория «Санкта Цивитас» (1892) Р. В. Уильямса и «Ора Новиссима» (1892) Х. Паркера.

Из произведений современных композиторов-евреев следует упомянуть «Град Соломона и Христа» (1930) для хора и оркестра Л. Саминского и кантату Д. Мийо «Два города» (1937).

См. также

Примечания

Источники

  • КЕЭ, том 2, кол. 748–750
  • КЕЭ, том 2, кол. 756–759
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ИЕРУСАЛИМ. ИЕРУСАЛИМ В ЕВРЕЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Иерусалим. Иерусалим в искусстве в ЭЕЭ